Примиримся друг с другом

2

Posted on 12.02.2017 by

Евангелие от Матфея 5:21-37

Наш сегодняшний отрывок это продолжение Нагорной проповеди. В предыдущем отрывке слушателям было сказано, что их праведность должна превзойти праведность книжников и фарисеев. Сейчас мы рассмотрим две группы трех этических учений. Слово «опять» в начале 33-го стиха отмечает начало второй группы из трех. Последние две будут рассмотрены на следующей неделе.

В стихах 21-22 и 27-28 мы видим повторяющуюся структуру: «Вы слышали, что сказано… но я говорю вам…». После каждой из этих фраз следует уточнение учения Иисуса. Учения касаются взаимодействия между людьми. Матфей делится этими примерами чтобы слушатели могли понять разницу между тем, кем был человек до принятия христианства и кем он является приняв его. Некоторые могут подумать, что этот текст будет рассказывать о том, чем мы отличаемся от «церкви через дорогу». Некоторые ученые задавались вопросом так ли сильны эти отличия.

Каждое из этих «но» отображает новый образ жизни, которую людей призывают вести в Царстве Господнем. Первая заповедь призывает не убивать и говорит о высоко праведных требованиях к себе – видеть, что в основе акта убийства лежит гнев. Далее рассматривается как гнев влияет на разные формы отношений. С тем, как прогрессирует тяжесть обстоятельств усугубляются и результаты. Гнев на брата или сестру приводит к суду; оскорбление к синедриону и фраза «Дурак!» (или более оскорбительные слова) приведет к последнему суду. Вместо позволения гневу контролировать наши отношения, мы должны сосредоточиться на примирении друг с другом.

Вторая заповедь рассказывает о свершении прелюбодеяния и говорит нам, что всякий не должен даже смотреть на женщину с вожделением. После этого следуют жесткие высказывания указывающие на серьезность этого учения. Оно не только о том, что делает человек, а еще и о его намерениях. И здесь от нас тоже ожидают высокой праведности.

Третья заповедь говорит о том, как происходили разводы. После слова «но» нам говорят, что только в случае измены следует допустить развод. Было две школы: одна допускала большое количество причин для развода, например если женщина плохо готовит или много говорит; другая позволяла развод только в случае неверности, Матфей утверждает что именно это интерпретация Иисуса. Так как в этой культуре только мужчина имел право развестись с женщиной, мы не находим противоположных условий.

Четвертая заповедь рассказывает об использовании клятвы и снова обращена к межличностным отношениям. Сказанного человеком «да» или «нет» нам должно быть достаточно. Мы ставим правдивость ответа под вопрос, если требуем клятвы. Эти этические пояснения указывают на высокую праведность, на правильные отношения.

Центральные идеи:

Как последователи Иисуса мы должны придерживаться высокой праведности.

Во всем, что мы делаем самым важным должно быть уважение к другому. Мы должны обращаться с другими как будто мы видим Бога в них и не смотреть на них, как на объекты.

Закон важен, но что более важно – это избегание того, что может повредить нашим отношениям с другими.

Вопросы:

Что означает, что наша праведность должна превосходить праведность религиозных людей?

Что мы слышим в нашей культуре о том как справляться с гневом, о сексуальном влечении, о супружеских обещаниях и целостном восприятии других людей?

Что бы сказал Иисус, если бы он участвовал в этом богослужении?

Response to Примиримся друг с другом

  1. Ефим Брудский

    Очевидно, что фраза исходного текста ПвП «…one should not even look with lust at a woman» почти дословно воспроизводит соответствующее место из Евангелия от Матфея 5:28 «…everyone who looks at a woman with lust…» Русский Синодальный перевод этого места из Евангелия, также в полной мере доносит до современного русскоязычного читателя весь упоительный культурно-исторический аромат заключенного в этой фразе архаичного сексизма: «…всякий, кто посмотрит на женщину с вожделением…». В чем здесь сексизм? В том, что контекст, в который помещена эта фраза, по умолчанию подразумевает, что женщина не может смотреть на мужчину с вожделением. Якобы, не может быть у женщины вожделения… Поэтому и запрет ни к чему… Обидно за женщин, чесслово! Ну, что тут поделаешь — это отголосок архаичной патриархальной культуры, а с архаики какой спрос? Слово Божье, как известно, частенько воспринималось людьми разных эпох сквозь призму культурных предрассудков, присущих их современности. Чего уж там!

    С известной экзегетической прокладкой, этот отголосок архаичного сексизма мог бы восприниматься вполне терпимо, если бы автор перевода данной помощи в проповеди не пошел гораздо дальше контекстных сексистских намеков своих древних предшественников, переведя слово «one» во фразе «…one should not even look with lust at a woman», как «человек». А что? Послушайте как здорово звучит: «… человек не должен даже смотреть на женщину с вожделением»! Ну, как тут не вспомнить знаменитую фразу Жванецкого: «Женщина — друг человека!»

  2. Ефим Брудский

    Хвала нашему автору перевода оперативно заменившему «человек» на «всякий»! Решило ли это проблему перевода one в контексте нашей сегоднешней ПвП? Увы, только отчасти… Дело в том, что слово «всякий», в архаичном тексте органично указывающее на особь мужского пола, будучи помещенным в современный текст приобретает значение «кто попало». Таким образом, создается впечатление, что запрет относиться к тому, чтобы «кто попало» мог смотреть на женщину с вожделением. Ну, соответственно, в современном тексте, возникает семантика «каким-то избранным наверное можно»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *